Сделать стартовойДобавить в закладки НачалоОбратная связь
Статьи
Экспертиза
Испытания
Технические находки
Добавить комментарий к статьеДобавить комментарий к статье




DEMENTIVATOR.RU. Черная-Сафари... или как мы рыппоф ловили
 

ночные "дуплеты" Сашки Копченного поражали...

После второй улов начал прибавлять в размерах...
 
дневной улов...
 
Копчушка!!!!!!!
 
хорошо... но мало!... мало... но хорошо!... д. Женя хвилосовствует...
 
кокуни в синхронном плавании
 
ротан – великан
 
кокунь в прыжке...
 
щучий котел на кукане...
 
Жерех Анатолия потянул на 2,6 кг
 
за день 9 кг на копчешку – жарешку
 
А теперь окуннь ТУТ!...
 
шныряем по жилкам...
 
мой объектив сразу заглянул в коптильню товарисчей по оружию...
 
Ну! За встречу!...
 
вся пойманная рыба немедленно коптилась... и многое съедалось тут-же под местную водочку...
 
А?...
 
вода чистая и высокая...
 
Осень золотая...
 
Змеелов... счас мы йиё закаптим, нафик!...
 
Василий и его судак!!!!!... молодца!...
 
коптильна работала круглосуточно...
 
посиделки перед костром в последний вечер перед убытием...

Эх дороги, пыль да туман.

Сборы были недолги. Как в той песне «…от Кубани до Волги…», вернее от Москвы до самых до окраин. Собрались действительно молниеносно и с самых разных концов города и его спутников. Из Москвы был только я один, остальные подтянулись из окрестных ОПГ. Причем из самых видных мест с боевой славой. Два человека из Орехова-Зуева – trubenkOFF&РЫЖОВ, или ryzhOFF в другом прочтении, один из Одинцовской ОПГ - дядя Женя, один из Видновской - Андрей, он же Андрей Андреевич, он же просто Андреич, и еще два Белозерца - volman&Копченый ( Копченый получил свой титул в процессе Черная-Сафари). Выезжали на двух машинах, на 11-той, и на Мерине volmana. Причем в Мерине разместили не только 5 штук Экспедиционеров, но и нечто полезное. А именно мотор с моторкой, две палатки, шмотки-снасти, кухни-шмухни-плиты-ложки-сковородки, да, и еще немного водки!

С Богом, помолясь, тронулись в путь. Прошли всю трассу просто на ура, до Тамбовского леса и не заметили, как долетели. Первый перекус шашлыками и блюдами Тамбовско-Лесной кухни типа Хоз-Баш (или как он там по правильному зовется) с салатиками и кофейком завершил первый микроэтап Черная-Сафари. Была маленькая временная потеря экипажа trubenkOFFa, но это мелочи, нашелся он быстро. А потерялся по причине задержания доблестными сотрудниками ГИБДЫДЫ его машины на предмет «а чей-то вы ребята по нашей дороге едете?». Ребята ответили, что мол вот надо и едем, не тормозите, а то черви в багажнике сгниют, блесны потускнеют, крючки затупятся. Да еще вторая машина щааааазззззз как вернется, а там как выскочат целых пятеро рыболовов, спешащих на рыбалку в далекие края. Короче, вторая часть Экспедиционеров нас быстренько догнала.

Город-герой, а дороги с дырой.

Волгоград проезжали еще потемну. А оно и хорошо, что потемну, потому как ямы и дыры-канавы в городе такие, что днем на них совсем бы страшно было смотреть. А так ничего, пару рюмок перцового чаю и нормалек. Что еще немного теребило где-то, не то в душе, не то в кармане, так это то, что с увеличением километража проявлялся неуклонный рост цен на топливо. Килограмм 95-ого за 16 честно заработанных Россиянских рупий, кило Соляры за 12 кровных бревенчатых! В общем, за часик где-то город-герой был преодолен! Две боевые единицы вышли без потерь и продолжили свой путь в сторону Астрахани, минуя аппендицит, вклинившийся своим слабокилометровым Кирсано-Илюмжанским тельцем в нашу Российскую вотчину. Короче, Калмыкию тоже пролетели на ура, так и не поговорив с местными гаишниками-шахматёшниками с королевскими амбициями. А оно и хорошо, так как времени терять совсем не хотелось, да еще и Волга постоянно просвечивала сквозь редкие деревца и просматривалась через сопки с колючками, как бы подначивая свернуть с дороги и свершить Палкинг прямо там, не доезжая до конечной точки маршрута.

Опять же, на Российской территории, покинув гостеприимную Калмычандию-Кирсанлендию, прикупили у бабулек на Гипер-Микро-Супер-Маркет-Развальчике несколько арбузов по смешной цене, лучка, картохи, еще там чего то съестного и… . Что и? А то, что опять закрутились колеса боевых единиц, спидометр уверенно показывал неуклонное увеличение скорости прохождения участков-допов, а километрорасходометр показывал сокращение дистанции до другого славного города, где нас должен был встретить Вася. Да-да, тот самый легендарный и неуловимый Василий, про которого мы все так много слышали, но видеть его доводилось только избранным. Без Василия пройти через Астрахань было можно, но проводник был нужен не только для Навигации по новой для нас дороге, но и как путеводитель по Гамазинам с вкусненьким, сладеньким и всячески другим полезненьким. Вася встретил нас на каком-то перекрестке, который мы быстро назвали Васькиным Треугольником (позже его именем будут названы еще несколько вещей, процессов, точек и т.п.). Встретившись, обнявшись и перезнакомив всех, кто до того не был в тесном рыболовном контакте, выставив Василия в арьергард нашего Экспедиционного Черного Корпуса, двинулись далее по Астрахани. Можно было бы написать «двинулись по Трахани (да простит меня Василий за столь нелестное (чиста из чувсты юморофф) высказывание), поскольку дороги в городе ЗАасТРАХАНЫ до того, что новое название города (а таковое было подсмотрено на одной из фотографий в МК!) было бы совершенно к селу. Вернее к этому городу. Манера езды местного населения вызывала одновременно и страх, и уважение и понимание того, что им ФСЁ по Фиг. Остановиться там, не где можно, а где им удобно, ехать по той полосе, где не только асфальт лучше, но и просто так хотца. Наличие поворотников в электронике автомобиля игнорировалось с завидным упорством, как будто это были совершенно никому ненужные рычажки и лампочки, зачем-то установленные на заводе-изготовителе. Все повороты и перекрестки проезжались аборигенами в добровольно выбранном порядке, невзирая на отсутствие у них преимущества, заставляя наши экипажи втормаживать в полик перед знаком Главная дорога.

Ну да ладно. Город проехали, взглянули с высокого моста на Матушку-Волгу, и полетели по степям да весям в направлении Камызяка, от которого оставалось буквально несколько шагов до конечной точки маршрута. Дорога проходила то по лысым как колено полям с солончаковыми пятнышками и красной жесткой низкорослостью, то среди стен камыша и тростника. Едешь как в коридоре, ничего не видно кроме этих стен, а дорога петляет как пьяная. Что может ожидать за поворотом никому не известно. Просто выезжаешь как из-за угла и можешь встретить всё, что душе угодно, или не угодно. Может быть корову, священное животное местного населения с повадками своей индусской родственницы, которой абсолютно фиолетово на чем ты едешь. На тракторе или на чем-то более иномарском и дорогостоящем. Предварительно начитавшись историй о том, как и чем такие встречи заканчиваются, мы поняли, что не все местные коровы ненароком попадают под колеса рыболовов-автомобилистов. Складывалось впечатление, что некоторые особи само бросались под колеса, абы избежать голодной судьбины жития в этом богатом на просторы и бедном на корм и деньги краю. Некоторые при приближении транспортных средств прост вставали на разделительной и жалосливо так смотрели прямо в глаза, ну задави ты нас, сил боле нету тут быть-бытовать, Калмыкам молоко давать. Не желая брать грех на душу, ехали последние километры осторожно, предвкушая первые забросы резины и железа в воды Черной.

Вот он берег далекий.

Вот, вот он поворот с трассы направо, резко вниз, вперед сто метров и берег. Берег, ивы, кустики реденькие, камыш вдоль берега, небольшой пляжик, пригодный не для купания, а для стоянки лодок и береговой рыбалки с донками и удочками. Солнце светит, дует ветерок, птички не поють, зато ползають Хадюки и Ужи, которых мы потревожили и обломали им осенний пляжный загар на последнем солнце. В воде, насколько позволяет прозрачность, плавает жирный и сытый малек, его более толстенькие собратья и окуни-стограммовики, которые всё это безобразие пытаются сожрать быстрее, чем их МикроЖабьи конкуренты-недомерки, которых там тоже есть. Протостовав «Ну, приехали!!!» за наконец то конечную точку Экспедиции, начали ставить лагерь, который занял метров 50 то ли квадратных, то ли продолговато-прямоугольных. Короче, территория, оккупированная нашим Черным Корпусом заняла, возможно бОльшую площадь, которую мы только могли занять машинами, палатками, столами с тентами и другими причиндалами для копчения и вяления рыпоф, развешивания носочков и других промокших шмотков. Мысль о том, что кто-то может претендовать на соседство с нами и нашей будущей добычей, не давала нам покоя, и мы дополнительно установили ловушки-растяжки от палаток в сторону от лагеря наружу, дополнительно же заминировав подходы и оставив только одним нам известные тропинки между минными полями. Для себя же минные поля по контуру помечали белой такой бумагой, длинной такой и мягкой. Мягкой чтоб об неё ноги не переломать, а белой, чтоб ночью было видно. Когда все фортификационные работы были завершены, уже загоралась вечёрка, выходить на воду было поздновато. Кто-то успел свершить скромный береговой Палкинг, ничего при этом не поймав, зато успокоив зуд в руках и голове. Остаток вечера прошел под знаком Щасья и Виселья. Щасье было в приготовлении писчи, а Виселье в её поедании и запивании напитком с нерекламно-правительственным названием, закусыванием свежими перчиками сладенькими и арбузиками холодненькими. А вот хлебушек местный не по душе как-то пришелся. Ну ни цветом он, ни вкусом не вышел, или мы еще в него не въелись до конца. Потом то от безысходности продуктовой съедали его за милую душу, нисколечки не умаляя его полностью отсутствующих питательно-вкусовых качеств-с. Ну да Бог с ней, с едой то есть. Впереди был утро, неизвестное утро и первый выход на воду, первые забросы и поклевки. Короче, всем спать! Спать я сказал!

Утро.

    Солнце красит желтым цвет свод натянутого тента,
    из палаток выползают сонные Кспидицонеры.
    На их лицах видны шрамы, нет не шрамы
    то с подушки поднялися их тугие лица, уши.

    Плавно подтянувшись к креслам, что стояли вдоль да рядом
    длинного, большого стОла,
    кинув взгляды на съестное и на чайник что на плитке,
    ровными рядами сели ставши ждати кипяточку.

    В ожиданьи этом томном потребили понемножку,
    закусив напиток крепкий арбузами и чесноком.
    Потекла беседа тихо, освещая все событья,
    Что прошли совсем недавно, что на трассе, по дороге.

    Вспомнили за те рыбалки, были что у них успешны,
    за поклевки щуки злые, за откусанные блесны.
    Помечтав еще немного, повернули свои взоры на плиту
    что кипяточек разогреть старалась сильно.

    Подоспел тут кипяточек, разливаясь с паром в кружки,
    у кого кофей сваряя, у кого-то там чаёчек.
    Мысли стали посветлее, оживились наши дрУжки
    взоры на берег бросая.

Корабли уходят от причала.

Короче, отзавтракав первую утреннюю писчу, которая состояла в основном из вчерашней, взбодрившиеся Экспедиционеры разделились на дневальных и рыбальных и разбежались в разные стороны. Вернее дневальная сторона осталась практически на месте, а вот мореманская часть Черного Корпуса попрыгала на свои борта, отдала швартовы и ринулась покорять водные глади, забыв при этом исполнить марш Прощание Славянки, коим полагается потрясать воздух при отбытии плавсредств из порта в море-реку, вышибая при этом скупые слезы у тех, кто остается их ждать на берегу. Поскольку слезливых среди нас не оказалось ни одной (их не взяли из-за нежелания быть этими слезами залитым по самое не балуй), то мы с Андреем дневалили первую смену, смастырив супчик из капуски с тушеной морковкой и лучком, картошечки + несколько баночек тушеночки. Овощей хватало и на салатики и на просто поедание их живьем, так что проблем с меню не возникало. А пока Экспедиционеры покоряли ближайшие протоки и ерики, мы с Андреичем пешкодралом полазили по нашему берегу с легенькими и не очень палочками, поизучав рельеф, глубины и силу течения, что вполне удалось сделать за пол-часа с небольшим. Щупачки, которые то и дело выскакивали из под ног, намекали на быстрый и легкий улов, которого не суждено было увидеть при такой береговой ловле ни разу за все дни Черной-Сафари.

Кое-что о рыбе, религии и судовождении.

Предварительно назначив обеденный час-икс, вернее один час ноль-ноль минут пополудни безо всяких там иксов, мы таки увидели первый улов наших водоплавающих рыболовящих собратьев. Вполне приличный улов с учетом незнания местности и повадок аборигенского хисчника. Еще попалась семейка Буффало, которая сдуру заплыла в нету протоку, потом с того же дуру села целиком вся в сеть, которую наши Экспедиционеры ненароком взяли на лёгкий джиг. Посчитали справедливо, что сеть есть варварская снасть, так сказать хищник от человечьей природы, который наглея и зверея, подминая под себя всё живое, также клюнул. Раз клюнул, значит поклевка перерастает в подсечку, та в свою очередь в вываживание. Поскольку сам главный трофей никакой кулинарно-эстетической ценности не представлял, то из его желудка-мотни была извлечена буффальдийская семейка для предания ея особому ритуалу. Ритуалу Копчения, Вяления, Поедания и последующего Поминания старообрядческим путем облизывания пальцев, присмаковыванием губами, цоканьем языком и вообще всеобъемлющим пищевым восторгом в виде пляски под названием «Тянем руки - хочем есть», вплоть до дружеских объятий-приседаний, с редким в наше время хоровым пением песни-прибаутки «А ну-ка ты, не трожь, блин, мой кусочек».

Вечерний выход Экспедиционеров также принес еще рыбки, разных сортов и сословий коих в утреннем улове особо не усмотрено было. Привезли жереха, окуней много и щуки-травянки под кил весом каждая, наверное. Я сплавал с Василием на его новой лодке под другой берег, благо он был на расстоянии двадцати гребков веслами. Выловил окуня на твистер, Васька тоже окунька завалил. Хотели еще поплавать, но вот размерения Васинового парохода не давали свободы маневра веслами, да и перемещаться в такой лодке вдвоем на ветру было не особо сухо и комфортно. К тому же солнышко показало свой верхний край из-за стены камыша с намеком на то, что пора бы и причаливать. Потом вечерние бдения за круглым столом, вернее круглым пупком на траве, где весь улов регулярно паталогоанатомировался, подразделялся на трупики быстрого поедания и те, что должны были пройти процедуру предмумификации путем погружения тел рыбьих в соляную среду, в сосуды особой формы и из особого материала на строго определенное время.

После предмумификации в солях, трупики предавались сожжению, нет, скорее неполному сожжению, поскольку исполнять до конца весь этот ритуал не представляется ныне целесообразным по религиозным и пищевым понятиям. Тела помещались в саркофаг из неизвестного местным жителям материала, дно саркофага устилалось священной травой под названием Стружка Ольховая (латинское название – Olkhovikus Struzhekus Kopchinium), плотно закрывались крышкой и ставились на ритуальный костер. Кстати, мы у этого ритуального костерка, простите за Богохульство, регулярно так и дружески весело сиживали, отогревая промокшие и подмерзшие ноги после рыбалки, запивая всё это дело Север-Юговкой. Ну очень мягкий и достойный упоминания напиток весом 0,7 кг. В сосоднем селе Каралат нашли магазинчик при приходе, где монахи местные этот напиток продавали всем прихожанам и Приплыванам (местное диалектическое определение пришлого на лодках люда с воды).

Вот вкратце и весь первый день, который я провел на берегу, именно берегу, речки Большая Черная. Что-то наверняка всплывет в памяти потом, что-то я упустил из описания ввиду того, что Экспедиционеры делились своими впечатлениями так охотно, что часто перекрывали друг дружку рассказами и вогласами. Восстановить их истории возможно было бы благодаря параллельному ведению летописи (первоаналог диктофона, изобретенного на сто рыбалок позже после первого упоминания о гуслярах-рыбописцах) гусляром. Но такового не оказалось, а диктофон на то время у Экспедиционеров также отсутствовал. Записывать от руки на бумагу также не вышло, так как руки постоянно жестикулировали, прикуривали, поднимали тосты и наполняли бокалы из Пластруля (пластмассовый аналог Хрусталя, т.е. из него можно употреблять разного рода жидкости, но, во-первых он Пластиковый, а во-вторых он сильно Хрустит и дюже ломок в неумелых руках, подвержен внезапному самоопрокидыванию даже под несильным вектром), подкладывали дрова в ритуальный костер и т.д. и т.п.

День второй.
У кого ковбои круче, или как мы америкосов обскакали.

Ну, так вот. На второй день я уже был не у кухни, а потому решил посвятить всё время моторизированной рыбалке. Выбрал пароходик побольше, т.е. Volmanовский 380-ый линкор под 20-кой 4-х тактной, в которую еще зафрахтовался Андреич. На хвоста, то есть на буксир подсадили Василия с его пластиковым Тузиком. Ну очень стратегический пароходик Василий поимел, хотя я кажись вкратце его описывал. Если нет, то вот еще разок впечатления от энтого судна. Маленькое, синенькое, внутри серенькое, мидель-баночка фанерная, остальные с того же материала что и сама лодка, т.е. стеклопластик. Василий, перед тем как мы приехали на Черную, отписал, что пароходик будет где-то 3х1,5 метра. В действительности Василий как всегда скромно умолчал действительные размерения Тузика. А они оказались акурат 2,70 на 1,30, о как! Двусломный борт и монолыжа, по транцу ширина меньше чем на миделе. Ну чистый Тузик. В общем очень валкое судно с минимальной статической остойчивостью, зато под веслами как на моторе идешь. Вдвоем уже страшновато, а одному, ежели попом не вертеть и стоя не ловить, то можно живым до берега дойти даже в волну крепкую, и рыбы еще притащить в ней.

Короче, зачалили Васькино плавсредство к нашему транцу, завелись и пошли вверх, в сторону новых секретных проток и ериков. Вторым судном шел Пузатик trubenkOFFa под флагом и командованием Толика ryzhOFFa (он как-то увереннее держался за румпель Тохи Пятого), и собственно сам trubenkOFF а ля готовый к аборДАЖУ, или аборДЖИГУ. В общем, все готовы были свершить Палкинг на секретной яме, которую нам посоветовал один очень уважаемый человек. До ямы, и протоки, что сией ямой обладала, дошли довольно быстро. Оно и понятно - утро, почти безветренно хотя и против течения, лодка еще не набита под планширь рыппом и т.п. Свернули в протоку, обнаружили яму эту по характерному дереву, торчавшему в одном из её углов. Разошлись по разным сторонам, заякорились и стали обкидывать. На одной из первых проводок 25 граммовый джиг с салатовой резиной (твистер) был немедленно откоцан подводным зубарём. По постановке поводка на службу Твистероловления срезы прекратились, равно как и поклевки в этом месте. С другой стороны ямы Василий из под берега тягал потихоньку счучек под килошник. Заброс почти в песок, прямо под урез воды и проводка на глубину. Не став долго вымучивать из этой ямы еще кого-то, перешли на выход из неё. Пошел окушек, но немного. Перспектива не очень радовала, взяли и пошли вверх по протоке. Даже не вверх, а точнее перпендикулярно Черной вдоль протоки до стен камыша, в надежде взять окуня покрупнее там. Стену камыша нашли быстро, встали на якорь. Проводка легкого джига вдоль стены, глубина в районе 1,5-2 метров, дно в ракушечнике. Втроем снимаем с точки по одному-два окуня и тишина. Начинаем ходить по протоке, по протокам отходящим от неё. Ноль, вернее не ноль, а по одному окушку с каждой точки на нос! Васька всё сидит на яме, где мы его договорились забрать на обратном пути. Трубенков и Толик тоже где-то в начале протоке остались, или на выходе в Черную что-ли лазили, точно сейчас не припомню.

Мы то уже наплавались по самое Подсекай, рып не береть, никто ничего не пойметь, да и пиво никто не подвезеть. Вот, такая вот першпектива получилась. Идем в сторону ямы, абы Василия забрать и топать до лагеря супца навернуть и Север-Юговкой его полирнуть. Честно говоря, Север-Юговка появилась на несколько дней позже, но её количество смело можно распределить на все дни нашей Экспедиции, включая отъезд из Москвы и всю дорогу. Хорошая такая Север-Юговка, однако, вкусная! Короче идем к Васе, он сидит и упорно ловит, да в лодочку тихонько складывает. Не сказать чтобы много ловит, но рып то есть у него. У нас меньше, у него больше, да поЖабастее улов его смотрится. Второй экипаж куда то уплыл – не видно ни фига его, ага, совсем не видно. Мы Васе предлагаем сниматься с якоря и в сторону дома топать. Он грит НЕ, Я ИСЧЕ ПОСИЖУ А ПОТОМ НА ВЕСЛАХ САМ СПУЩУСЬ ПО ТЕЧЕНИЮ, благо плыть то около 3 что ли километров. Тем паче, что по течению плыть то, без напряга, шума и пыли! Ну ладно грим, досиживай да яму прорабатывай на предмет её совести, и гиде она усю рыпу попрятала.

Ага. Выходим на Черную из протоки, а там…! Ёкарный Бабай, чё деится то! Волна такая, что можно смело метровую линейку к ней приставлять и мало где в размерах ошибёсси. Белый Баран сидит на каждой второй волне, да каждую первую еще и подгоняет. Сволычь такая. А трубенков и Рыжов где-там, ага, совсем их снова не видно нигде почему то. Мы эдак, культурненько начинаем вставать на глисс и спускаться к лагерю. Только лодочка на энтот глисс встала, как нас начало швырять да подбрасывать. Как начало жопики по лавочкам расплющивать, что не в сказке сказать не в слух произнесть! Причем если volman на моторе не так и подлетает на волне, то мы с Андрюхой как на Родео. Одной рукой за леер держисся, в другой спиннинги лежат, потому, как бросить их в лодку смыслу нет. Повыпрыгивають черти графитовые со страху в воду, ищи их потом. Ну, так вот, в одной руке леер бортовой, ноги на полусогнутых, ну чисто Кафбои какие Муруханские. Не, думаем, Муруханские так хрен когда смогут, потому, как они на коровах без брызгов прыгают, да и спиннингов у них нет с собой, за которыми глаз да глаз нужен, а попробуй после пыва и другого пития всё это на должном уровне сделать. Пока шли до лагеря, настолько четко отработали весь процесс объездки диких лошадей и лодок, что появилась идея Муруханцам Турнюр учинить по этому виду спорту. Стали было уже SMSку в штаты отмыливать, что так мол и так, хотим вам колхозникам заморским нос утереть и попу нарумянить. Хотя свои собственные румянцы ну очень даже чуйственно так ощущаются под собой. Вернее между лавкой и головой, поскольку на таких волнах да с такими прыжками остальная часть органому буквально стерлась. Тихонечко так срослась насквозь с шеей, головой, грудиной, наджопной частью туловища, то есть. Сидит такой мутант в лодке, а у него голова, а потом сразу ж…, ну понятно на чем сидит и что сразу, да!? Ну, мы и решили тут, что Муруханцы во-первых столько на душу не положуть, во-вторых если и положуть, то уж прыгать после этого не смогут никак. Не тот у них Вестибуляторный аппарат, непривычные они к Рассейским традициям и особенностям, смерть энто для них. Не стали грех на душу брать, SMSку стёрли на фик, и потихоньку доскакали до лагеря, где на полусогнутых, и на полусплющенных кое-как выползли на сушу.

Вылезти то мы вылезли. А потом так думаем себе, блин, а Вася то как добираться будет. В такую Марьяну его отнесет нафик в Астрахань против течения. А если не отнесет, то он в лучшем случае только ночью придет, когда ветер спадать будет. Хотели было уже плыть за ним, тем паче что уже час как отдыхали сидели и жопсики разминали у костра в креслах мягких. А ветер тем временем не спадает ни фига. Вечер скоро, темнеет быстро, холодает моментально. Ну, думаем, придется теперь яму эту коварную в честь Васьки называть. Сгубила парня яма эта, не отпустила с нами вместе. Быть ей теперь Васькиной Ямой. Ну так вот, хотели было уже плыть за ним, а тут глядь… . Плывет эдакий караван по реке, медленно так плывет. А в караване том в голове стоит Пузатик trubenkOFFский и ryzhOFFский, на чалке Васька болтается на своем Тузике. Отлегло сразу, отпустило и к столу придвинуло. За здравие, значится, да за доброе возвращение Васькино!

Вот так вот прошел второй день Черная-Сафари, когда мы чуть Муруханцам не накрутили и Ваську чуть не потеряли. В общем-то нормальный день был, без особых страшностей. Так, попугал нас он маленько, день этот, да всё тут. Чё мы, не круче Кафбоев Муруханских што ли!?

День третий.
Раскаты или Кафбои возвращаются, а Муруханцы бы точна померли бы.

Потом была Экшпедиция на Раскаты. Пошли вчетвером с прицепом снова. На прицепе чалили теперича дядю Женю, который умучался полностью на своей байдарке надувной окрестные камыши прокидывать да протоку, то есть ерик Гусиный, окуней лишать. Хотя, следует правды ради заметить, что он в ерике этом первого судачка зловил на твистерок меленький. Спомал его, значиться, да и отпустил на вырост обратно. Малацца, чиста спортивный подход в этом вопросе проявил, природу пожалел. Всем бы так. Ну, так вот. Уселись мы в Кайман Серёги volmana, я, дядя Женя рядышком, Андерич и собственно volman за румпель ухватился. Сзади Женькина баркасина болтается, бензин сволочь поджирает, по волнам прыгает и к воде прилипает. На Андрюхином Жопсе маршрут имелся вроде как до Жилки-входа в Раскаты. Дошли быстро достаточно, окрестности порассматривали, базу какую то видали супротив Каралата. Голубая такая. Или для голубых, черт иё знает. Стоит на голом берегу под всеми ветрами, как прыщь на лбу. Да не в базе дело. Дошли мы значится до жилки этой. А она ну совсем прям как жилочка посреди артерий крупных. Масенькая такая, худенькая. Метра два-три шириной от силы, а текучка такая, что мона на скоростной спуск на ней учинять на лыжах, или подъем учинять супротив течения. Плывешь как в коридоре зеленом, ветви ивняка свисают, кое-где ольшаник притаился и другие деревяшки местные. Закоряжина порядком, стволы да ветки из воды торчат. А перед самым выходом в Раскаты жилка эта как с бодуна вдруг в сторону градусов под 90 как повернет. Мы чуть поворот этот берегом не прошли, да газ вовремя скинули.

Выходим малым ходом в Раскаты. Красата, блин!!! Острова камышовые, острова тростниковые. Кувшинки, кубышки. Всякая другая растительность водная да морская. А птиц то, птиц. Лебеди белые стайками-семьями плавают, рядышком утята гадкие, то есть сеголетки лебяжьи серенькие такие, обтираются. Уток и гусей просто считать не стали, поскольку дюже половить хотелось, хотя и красота к себе более тщательного осмотра требовала. Отцепили Женьку от головного судна-линкора нашего, предупредив, что ловить лучше не в самой траве и камышах, а поодаль. На черной, чистой воде, то есть. Вода там имеет два цвета. Черный, сиречь прозрачный ажно прям до дна всё видно. И, второй цвет, чисто кофе трёхрублевый, хрен там чё увидишь, и рыба там либо вовсе не стоит, либо не стоит у рыбы в таком месте клевать. Наилучший вариант встать на грани чёрной воды и кофейной и бросать на черную воду. Вышли мы, значится в Раскаты оставив Женьку свою судьбу самому вершить, а сами к островку подошли. Анедреич вертушечку прицепил, volman тож чё-то похожее поставил. А я воблерок приторочил китайский, с Сильвер Крика Дайвовского содранный. Заброс – тихо, второй, тоже тихо. Потом бац, есть потычка. Ну делаем тогда подсечку небольшую. На том конце кто-то начинает явно так упираться, бодаться и вообще отказываться к тебе на знакомство подходить. А мы его подматываем потихоньку. Смотрю, блин, висит Красноперка эдакая такая вся пестрая да яркая. Грамм на 200 наверное, не более того. Но, воблер то в пасти торчит, натурально так торчик задним тройником в пасти ейной целиком. И ту понеслось. Что ни заброс, то красноперка или просто поклевка. Ловил на Гранд Вью Эску и эмоциональное удовольствие получил немерянное. С таким тестом как-раз легонькие приманочки обслуживать, да рыбок бойцовских вытаскивать. Воблерочек легонький, да палочка дюже кидучая, вот и летит воблеров метров под 25, что вполне достаточно. А уж как отрабатывает и так понятно. Ни одного схода не было, за исключением одного досадного случая, когда сам слабину в мышлении проявил по причине неудобства ловли в стесненых условиях. А было это примерно так. Ловим значится мы, красноперку эту. Андреич таксает, Серега volman тож не остает. Десятка с полтора надергали уже, а прошло то всего около получаса. Да и рып такой приятный в весовом параметре, около 200 грамм все идут, как калиброванные. А нет-нет. Так и под 300 проскакивает. И вот промеж этой идилии на Вьюшку мою садится что-то более весомое, нежели до сих пор садилось. Палочка колесом, тормозок сдавать начинает понемногу, леска то на 1,5 всего килограмма плетеная стоит. Ну, худо-бедно к лодке подвел. Только глянуть успели что за рып такой пытается воблер мой к себе в царство подводное увалохать, как рып этот рывок под лодку совершает, хад такой. А там, под лодкой сиречь, на одном борту садок весит, кудыть мы улов наш складывали. Вот эта Краснопёрина и тырк в него мордом своим. Воблер передним тройником цепляется за сетку садка, Краснопёрина вырыват край губы и благополучно сваливает на свободу. Прошу не считать за хвастовство да бахвальство, сколько весу в ней было так и не узнали, но калибром под 40 сантиметров наверное была, а то и поболе. Ну вот, блин, оказия какая вышла то!

А Женька тем временем всё на одном месте стоит под камышом и что-то ловит.

Половили еще в этом месте и решили переставиться под другой островок, на другую черную воду тобишь. Пока ветром на сносило к тому островку, кидались во все стороны кто чем мог и хотел. Я сменил воблерок на вертушку, так как воблерок стал траву цеплять, видно мельче немного стало. Покаместь менялся-переодевался, мужики стали окуня таскать. Тоже калиброванный пошел, менее 100 грамм ни одного не было. Вот прицепил я вертушечку небольшую, Мюранчик с черным сердечником и темно-латунным лепестком, и тоже стал окушков потягивать. Весело, главное всё так происходит, блин. Кидаешь на право – бац и окунь, кинул на лево – бац и другой такой же. В общем плывем, ветер нас несет, мы кидает. Вынесло на открытую воду, вернее стена камыша за спиной стала меньше от ветра защищать, а вертушки легонькой не хватает. Не прокидывается ветер, до окуня не докидывается. А у ребят вертушки крупные в отличии от моей, номеров наверное 3-их или 4-ых даже. Они то ловят, они то до рыбы добрасывают, а я всё крупное по причине интеллигентности спиннинга не взял, хотя предупреждали меня, дурня, что ввалиться может в Раскатах всё что угодно, включая сазанов и сомиков. А мы чё, дураки шоль чужие советы слушать то! Ладно. Беру и ставлю кастмастер на 14 грамм, белый с одной стороны, с урасным флексом на другом борту, да еще муха самовязная на тройнике болтается. В общем стратегический такой кастмастер вышел. Я его бздынь метров на 50, и подмотка. Как раз то, что нужно вышло.

    Топает он себе в толще воды,
    траву со дна не соскребает, рыбу зазывает.
    Одной стороной ярко блестит,
    Другой стороной красным пыхтит.

    Муха на хвосте играет, красным хвостиком виляет
    Окуня раззадоривает да клевать заставляет.
    Он подплывает, пасть раскрывает,
    Тут ему и шандец наступает!

Короче, стала моя приманка нормально ветер пробивать. Докидывается до окуня и классно так клюет на него, блин. Размерчик рыбы поконкретнее стал, хотя ребята ловили на более крупные приманки, которые по идее должны были самостоятельно отсекать откровенную мелочевку (во, оборзел то после такой рыбалки, попробуй где нибудь на Москва-реке так сказать, засмеют), но этого чёй-тось не получалось совсем. Они возьми да и поставь кастмастера тоже, как я, знамиться. Ну, блин, тут дело то пошло на лад, ага, очень даже пошло, да шустро так, продуктивненько, блин!

А Женька тем временем всё на одном месте стоит под камышом и что-то ловит.

Встаем на якорь, хватит думаем, дрейфовать, а то усю стаю мимо на скорости продрейфуем, домой нечего привезти будет. Встали идавай его родного поливать во все стороны. Андреич возьми, да и выдумку народную, смекалку то есть, прояви. Он же хитрый, Андреич этот, знает много всего разного. Вот он и фокус то нам и показал.

    Достает из своих он штанин
    Дубликатом бесценного груза
    Красный маркер под цифрой «Один»
    И малюет на касте он пузо.

Вернее малевал он не пузо, а целиком его перекрасил. Одну часть красным покрыл, а вторую часть и ребрышки евойные черным забабахал. В результате на этот абстрактно-сюрреалистичный примитивизим в гибридном стиле а ля «Иероним Босх пьет Север-Юг с Сальвадором Дали», начинает таскать хороших окуней. Но, что самое интересное, кроме окуней начинает потаскивать хорошую такую счуку, под полторашничек, и даже под двушничек где-то. Сереге volmanу также приходится занятся малярными работами, благо что Андреич маркерок сам предлагает попользовать. Ну, volman тоже парень не промах, в исскуствах разбирается, видел на картинках и Мадонну с младенцем, и что такое Файер Тайгер тоже знает. Расписывает он, значится, свой кастмастер подобным макаром, только не целиком в черное-красное, а с одной стороны эдакие черные шашечки рисует. Ну, прям такси какое то, только зеленого глаза не хватает. И тоже начинает окучивать стаю окуневую.

А Женька тем временем всё на одном месте стоит под камышом и что-то ловит.

В итоге вышло, что на мой красно-белый и самый маленький кастмастер садились практически одни окуни, причем самые крупные сели именно на эту малявку. Несколько окуней под килограмм, один за килограмм вышел явно (1,100 граммов +- 1,5 грамма!!!). Самых крупных тащить на Грандике просто огроменное удовольствие, нечеловеческое прямо! Палочка всю проводку в руку передает, тем паче, что плетеночка совсем тонюсенькая стоит. Зато все травинки-рогозинка на пути движение приманки отслеживаются. И на следующем забросе в том же направлении уже знаешь, где приподнять, где притормозить надо будет блесенку. Ведешь её, тут бубух, потычка. Как будто с разбегу блесна на стену налетела. Подсечка практически не нужна, окунь в догон так тяпает, что чуть палка из рук не прыгает. Куда там его еще то подсекать!? И тащишь его, родного без страха и напряга, палочка оченно грамотно окуневые слабые губы и мощные рывки отрабатывает. Даже под лодкой, когда крупный окунь старался свалить, палочка плавно его обратно вытягивала. Были конечно сходы, кудыть без них то. Но процентов 99 было переложено в садок.

А Женька тем временем всё на одном месте стоит под камышом и что-то ловит.

Щуков тоже я немного взял, некрупной правда, в отличии от Андрюхиных, но взял таки. А килограмм натренированного мяса на палочке с тестом 3-14 это что-то, смею заверить вас! Да, так вот. Ловим мы, значится себе, да ловим. И тут понимаем, что садок уже не закрывается, рыба в него не лезет, а если и лезет, то только ежели её тудыть сапогом запихивать. Ну, мы ж не варвары какие, берем садок и плывем к Женьке перегруз так сказать осуществлять. А он и сам предложил, что мол, ежели что, так смело ко мне в лодку переваливайте.

А Женька тем временем всё на одном месте стоит под камышом и что-то ловит.

Мы к нему подплываем, а он красноперку потихоньку тягает, на том месте почти, где мы утром её потаскали трохи. Грим, пора, Жень, твоё обещание в действие превратить, давай-ка, подставляй борта, будем тебе рыпоф ссыпать. Нам ведь садок нужен, мешок то мы на берегу в лагере забыли. Серега берется садок из воды вытащить, а тот не вытаскивается. Тяжелый гад такой, неподъемный почему то такой вышел. Наверное, сетка у садка тяжелая, железная всё-таки! Вот мы рыбу и перевалили, чуть Женьке лодку не затопили. Он потом с мокрыми ногами приехал, как Русалка какой, весь в чешуе, а особенно ласты. Ой, блин, тфу, ноги то есть. Женьку пожурили за то, что он советов страшных товарищей , т.е. старших сотоварищей не послушал насчет того, кудыть встать и кудыть плыть и где ловить. Захватили его с собой на черную воду, уволокли его от камыша да кофейка.

После перевалки обратно встаем на точку, которая правда сместилась чутка. Ветром кофе подогнало ко второму островку, так что нам пришлось смещаться в сторону, вставать на чёрную воду и продолжать окунятничать, так сказать. Ловился окунь исправно, как будто ждал пока мы вернемся, чтобы снова им заняться и не лентяйничать на воде. В общем, садок почти опять целиком набили. При этом уже ловили только на размер. Вся мелочь немедля в воду! Никаких послаблений, только в воду. Опять же, это в Раскатах можно 200-300 граммового окуня мелочью обзывать. Где еще такое вслух скажешь, так наверняка шею намнут и за болтуна считать будут. А тут нет, нормально всё, в порядке вещей, то есть в порядке размера рыбы. Наловились до того, что организовали маленький Турнюрчик – кто сделает проводку без поклевки. С пребольшим усердием каждый из нас по одному разочку выиграл, по одной проводке без поклевки всё-таки осуществить удалось, но с таким трудом, блин, что лучше бы и не затевали сию баланду.

А Женька тем временем на новом месте стоит и окуня ловит.

Хорошие ему попадаются, ну и другие тоже влетают, те, что поменьше ростом да весом. Время между тем к вечеру неуклонно скатывает, на скорый уход намёкивает. Мы Женьке, мол, давай, закругляйся, грим, пора. А он в азарт вошел, да видать застрял там, боком что-ли зацепился или спиннингом мо быть. Короче, Женька весь почти в азарте – только ухи торчать, время в цейтноте, солнце на закате. Кое-как сговорились до дому идтить. Женьку опять зачалили, стали к жилке пробираться. Нашли её, родную, не с первого разу, хотя вот она, как наладони вродь лежит. Только заплыви в неё. Ан нет. Как входили в Раскаты мы помнили, даже кусты какие заприметили. А тут всё с другого ракурсу повернулось. Течение в жилке видим, кустики теже самые видим, на Жопсе даже видим тропинку нашу, а проходу к жилке нет. Пока малым ходом на задранном винте проковырялсиь до жилки, наверное центнер травы укосили. Ну, да ладно. Вышли мы, значиться, на банк, на протоку большую, а там… . А что там, там всё пучком! Течение небольшое, рябь такая слааабенькая по воде идет. Ветра, в общем нет, а мы то помня первое Кафбойское упражнение, оченно этому обрадовались, тем паче, что сидалищные участки наших тел еще не отошли от того Родео на Воде, а плоско-паралельные геометрии жопсиков это красноречиво подтверждали. Ага. Ну и идем себе так плавненько, под 25 километров в час, или в полчаса. По пути еще к берегу пристали, балластные воды сгрузили под деревья. Прошли наверное четверть пути, нет, не четверть. Треть прошли, точно. Идем значит, а мозг что-то там сам себе анализирует и пытается в наши головы разложить, привязать так сказать электронные импульсы к органам зрения и слуха. Мы то что, мы себе плывем, и вроде как все нормально пока, расслабуха даже некоторая присутствует в телах наших.

Кафбои возвращаются.

Видать притупились органы зрения и слуха, так как Rodeo II или, говоря новомодным вражьим словом относительно рыбалки, Up Stream Rodeo проявилось только через пятую точку. Хотя чему тут удивляться то, у нас почти всё в Рассее через Аналоговое отверстие происходит, включая удаление зуба мудрости и аппендицита. И мы, исполненные чувством собственного достоинства и предыдущей тренировки, оченно даже быстро доскакали до лагеря, лишний раз убедившись, что круче наших Кафбоиф нету нигде, в Мире и на Свете!!! Сиделось, конечно, на берегу в креслах не так удобно, ну а кто сказал, что на квадратной заднице будет удобно сидеть!? Мы особо и не плакались, а так, изредка переваливали свои половинки на 90 градусов то в одну, то в другую сторону, пока углы не пообтерлись. Да, совсем забыл, покаместь ехали, прыгали да скакали то есть, рыба в Женькиной лодке подпрыгивала в такт ударам о волны. Андрюха говорит, что мол рыба то тикает с лодки, не хочет в лагерь ехать и на копчуху идтить. Мы всё отшучивались, что мол хорош своих то разводить. А когда причалили, смотрим – а в лодке то рыбы на самом деле на треть меньше стало. Точно, попрыгала, сволочь эдакая, деранула в родную стихию. А сдругой стороны, правда, уже намного позже тем же вечером, только и радовались тому, печальному в других условиях, случаю. Когда весь улов был вывален на берег, Экспедиционеры, сидевшие на берегу слегка подкисли. На дворе уже темно, а потрошить, промывать да присаливать надо немедля, сегодня же. Вот так вот до полуночи и проработала фабричка на берегу. Вокруг горы рыбы, в лучах турболампы volmana, чертыхаясь, руками по локоть в кишках и крови народ готовил будущую вкуснятину. А подношение рюмочки Север-Юговки и прикуренной сигаретки всё-таки немного скрашивало эту промышленную картину. Когда гора была переработана, за нашим Длинным столом было выкурено по несколько сигареток, под ту же Север-Юговку, прослушан прогноз погоды по масенькому радиву, и народ уставший, но вполне довольный собой и рыбалкой разошелся спать. Впереди были еще и еще новые поездки, Родео-скАчки на лодках других участников Черная – Сафари, другие уловы. Всё другое, новое, непознанное и волнующее. Всех ждало Завтра, Пиво, Послезавтра и Потом!

День третий или кое-что из кАлинарных решептов, Мормышка и …

(остальные дни объединены в единое целое, абы не терять сути рассказа и не уподоблять отчет перекидному календарю).

В принципе, мою часть повествования на этом можно было бы и закончить, так как оставшиеся дни прошли под знаком весла и ближайших берегов. Хождение за три километра на веслах вдоль левого берега Черной методом Дорожки, то бишь Троллинга в Эконом Варианте принесли порядка 10 жабчиков от полкило до килограмма, полусотню окуней, тоже правда не Морского размера, ну и размер плечей, который маленько увеличился от такой процедуры. Вот так вот идешь под веслами супротив течения. Пару верст проплывешь, продорожишь. Переплываешь на правую сторону Черной, и обратно по течению сплавляешься и уже на джиг камыш обкидываешь. Только почему-то правый берег вообще хуже срабатывал. И щука мельче, и окунь такой весь детсадовский. Зато без рыбы остаться невозможно было, пусть она и мельче выходила.

Василий нас оставил куковать, сославшись на срочную работу. Оставив нам свою лодку до возвращения, убыл вечерней лошадью в направлении Астрахани.

Были еще дежурства по лагерю, когда мы с trubenkOFFым супчик секретный варивали. Что-то типа «Селянки». Это когда всё, что есть в Селе, на стол ставилось. Ну, или сначала варилось, а потом на стол ставилось. При приготовлении сего супчика были решены такие стратегические от кулинарии вопросы, как присутствие или не присутствие в супчике Лимона, Кобласки заваренной, Лучка потушенного с Морковкой и Красным сладким Перчиком, Чесночек припущенный на растительном маслице и т.п. и т.д. В общем, варили от души, за что остатние Экспедиционеры Черная-Сафари нас в живых оставили и добавки попросили. Причем само приготовление супчика, нет, Супчика с большой буквы, проходило подобно шаманскому ритуалу (а мы вообще на этом Сафари хорошо пошаманили!!!), под пологом Вигвама Каши-Вари-Соли (ударения на первых слогах!). Там же, правда, еще находилось секретное плодо-хлебо-С-Ю-пивное хранилище нашего Черного Корпуса, но это уже другой ракурс. Вот когда пришел черед нам с Юриком Супчик заваривать, мы с ним, еще надо упомянуть дядю Женю пришедшего на помощь, от ветру под полог Вигвамчика забрались. Дверку зашторили, плиточку газовую запалили и начали священнодействовать. Кайф неописуемый, когда на дворе дует гадкая Марьяна, а у нас сухо и комфортно, да так, что женщины позавидуют! На одной комфорочке стоит Скороварочка trubenkOFFская, воду греить для Супчика, картошечку заваривает. На второй комфорочке я над сковордой колдую. Лучок с моркошкой обжариваются, перчик сладкий туда же перекочевывает и запаху обалдительного добавляет, ну и цвета канешна. Потом несколько зубчиков чесноку, мелко покрошенного, расточая аромат по всему Вигваму, попадают в тоже пекло, что и предыдущие его сотоварищи по кулинарному расписанию. Тут запах вааапще становиться такой, что не запить его просто нет никаких возможностей и нервных способностей на сдерживание столь доброй эмоции, побуждающей опрокинуть «по Писят» за Нас ПоварOFF. Кликаем клич, дядя Женя спешит на помощь, поскольку мы то сугубо заняты в Суповарении, и любое отвлечение от стариннага решепту привести может к печальным последствиям. Посему доверяем ему «по Писят» разлить собственноручно, а мы, бишь, его поддержим, вот только лучок по сковородочке равномерно распределим. После первых «по Писят» и ВнутриВигвамному перекуру (не отходя от плиты – низя, сожруть, отвернуться не успеииишь!!!) решаем добавить исче один сикретный градиент, а именно парочку сырых яичек, которые вливаются в почти готовый суп. Для сего необходимо перед влитием яичков сначала добавить в Супчик ложечку Вегетты, ложечку Укропчика сушегоного, Лаврушечки пяток листов и перчика черненького. Мы ведь Супчик то варим на Черной, значиться и перчик добавляем только Черный! Ну, полная гармония красок в душе и природе, и отречение от суеты мира нашего бренного! Значиться так, открываем крышку у скороварки, а там такая красотишша, ну просто ой. Укропчик зеленым ровным пятнышком аккуратно расплылся от края до края, чисто поляна какая летняя. Лимонные стружечки меж него эдакими заморскими песчаными островками стоят, только пальмов на них не хватат. От края полянки зеленой, значиться, ходють эдакие коровки что-ли, иль кабанчики. В общем, это колбаска мелкопокрошенная проявляет свои цветовые решения, выделывается одним словом.

2 r0b0ts

Красный сладкий перчик, также мелко покрошенный и потушенный, тоже пытается на себя вниманию вашу обратить. Во, мол, я какой тут есть. Заметный тож, считайте меня, грит, дополнением к вашему мольберту не зря поданым. Мы с Юриком, с дядей Женей тоже есно, смотрим на эту рапсодию, слеза благолепия калинарного так и накатывает, а слюна от вида и запаху так и подкатывает. Чтоб не допустить встречи слюны и слезы в одном теле, в районе того куда едят, решаем быстро провести маленькую Калинарную аппирацию, носящую кодовое название (эт шоп чужие не поняли) «ищщо по Писят». Только через эту хитрость и смогли избежать встречи двух жидкостев в одном отдельно взятом органоме. В результате Супчик получает пару яичек, которые аккуратно вливаются из скорлупки в бульончик, который тем временем раскручивается вилочкой по часовой стрелке. Да-да, только по часовой, потому как вращение противоположное естественному направлению хода времени пагубно влияет на усвояемость продуктов в организме Экспедиционера. Когда яички вливаются в содружество опущенного в кипяточек ранее, когда водоворот Супчика превращает их в замысловатые лабиринты белочка с желточными подушечками, можно считать, что Супчик ГАТОФФФ!!! Тут мы его быстро так накрываем снова крышкой, натуго затягиваем болтом, скороварка всё-таки раз замок такой на ней есть, и оставляем немного дотомиться на остывающей плите. Тут краем глаза замечаем, что в Вигвамчик на запах пришло:

  • оса – 7 штук;
  • пчела – 1 штука;
  • муха- в районе 15 штук. Точнее трудно сосчитать было, потому, как они вертятся постоянно;
  • двухвостка мелкая\противная – тоже до хрена;
  • глюки – ни одного не пришло, странно!
  • Экспедиционеры – тоже ни одного, потому, как на Раскатах были и рядышком плавали тоже. Ветер не в их сторону был, а то бы сразу прискакали бы.

Короче, обошлось всё малой кровью и килограммом Север-Юговки. Или двумя, не помню точно. Она ж зараза вкусная, а вкусное по памяти больно бьёть. Хуже сладкого наверное. Да, сладкое тоже было на столах. Ребята поехали в Камызяка хлеба-воды привезти. Прихватили еще и мармеладу местного розливу. Такой веселенький, в форме черепашек, крабиков, рыбок. Короче, с конкретно местной и морской тематикой. А вкуснячий, зараза, ух какой. Так вот тоже по памяти бил, сволочь. Съел вот так одну штучку, отошел покурить да пивка хлебнуть, глядь…!!! Ёкарный Бабай, я ж его только что вот тут видел. Лежал целый пакетище, битком весь в мармеладе. А тут ничего не лежит уже. Не, ну должно лежать то, я же помню, что он тут лежал.

Спрашиваем народ, а глаза такие у нас злые, или справедливые что ли

– Гиде, аднака, мармелада. А?!

Народ такой, потупив взоры в боязни быть проткнутым нашим взглядом карающим

– Вы чёёооо! Какая такая мармелада, нацальник, нет тут никто и не было никада.

Тут себе и подумаешь, что точно от сладкого память отшибает, ни хрена не помнишь, было что или не было. Вот такая кулинария получается, значит.

Про кошку забыл написать. Нет, не забыл, просто впихнуть её в рыболовную часть отчета как-то не выходило. Ну как её, например, вставить в Раскаты, тем паче что её там и не было не разу!? А пришла она к нам на второй вечер вроде как. Не коша конечно, а так, котенок подросший. Белая с рыжими пятнами. Шугливая и голодная. Подкормили её быстренько. Провели заглаживание пузика и подмышек с целью приручения сего хищника к нашему лагерю посредством посажения кошки в руки volmana, который и стал её практически единоличным хозяином. Она и спать к нему в палатку потом ходила. Ляжет между volmanом и Сашкой Копченым, и лежит себе место нагревает да мужиков толкает. В общем нормальная такая Лагерная кошка вышла. Потом на утро принесла в виде отчетности мыша ею задавленного. Положила его перед столом на берегу, и вроде как отблагодарила нас. Типа я теперьча неизменный член вашего коллективу, жрать мне с вашего же стола теперь подавайте и не жадничайте, иначе сама возьму. Так и брала потом, чего хотела, просто тырила, если не уследить. То копчушку, которую остывать на картонке положили, пыталась схомячить, , чуть не пообжигалась вся, блин. То воблу пыталась в пузо переправить, то балычка прямо из пакета стырить, который уже к отправке домой готов был. В общем, нормальная такая Мормышка, игривая и отъевшаяся на наших харчах. А прямо перед отъездом, ну за пару дней до него, решила себе место в автобусе присмотреть. То ли в Москву собралась дерануть с нами. То ли еще куда, типа в Орехово-Зуево, в рекламных кампаниях учавствовать. Однако не удалось.

Откуда есть пошло имя Копченый вы спрашиваете. Я вам отвечу. Сашка с Белозерской от рождения Пугачевым всегда был, и не рассчитывал даже фамилию евойную на другую то менять. А тут случай возьми да и подвернись. Я, грит, завтрева буду рыбу коптить. Мне просьба не мешать, не отвлекать, а то допущу оплошность в выборе температурного режиму. И будет вам не копчена я рыба, а так, жаркое какое непонятное. Мы и ладно, мешать не стали и на рыбалку уплыли. Вечером уже, помнится, возвращаемся, а Саня всё у коптильни крутится, как рыба об забор прям. Одну порцию снимет, коптильню промоет, просушит. Стружки заново зарядит. Снова рыбу положит, на огонь поставит. В общем, какой-то конвейер прямо нечеловеческий у него, а не копчение. А запах!!! Что от рыбы, что от него, ну совершенно адекватный запах. Так что, ежели с закрытыми глазами рядом стоять, то можно и Санькину руку стрескать было! И никто бы не почувствовал разницы, потому как он весь и прокопченный был, и просоленный по самые баскунчаки. За свои труды праведные и получил звание Копченый, коим вполне гордиться может, потому, как в одиночку порядка двадцати коптилен окучить смог. К концу Черная-Сафари, правды ради, следует заметить, что копчение это ему боком вышло. Руки все поисколол, просолил наскрозь, ну чисто вобла какая. Мы ему аж прикуривали, сам не мог, пальцы почти не гнулись. Во как бывает!

Был еше один маленький заплыв с целью рыбу изловить. Когда мы с Толиком ryzhOFFым и дядей Женей на буксире в верх по Черной ходили. К Васькиной Яме. На яме по нескольку окуней взяли на 10 граммовый джиг и всё. Оставили Женьку яму окучивать, а сами еще выше по Черной поднялись. Половили окуней на вертушку, причем хорошо брало на медный цвет. На другой какой вообще не брало, а на медный пожалста, только подсекай. Жереха хорошего увидали, а взять не смогли. До него добрасывать то добрасывали. Но, через полметра проводки кастмастер сразу траву резать начинал. То есть, стоял тот жерех прямо под стеной травы, а трава сама под самую поверхность была. Поппером надо бы обкидать то место, да им не добьешь до жереха. Обходить его на моторе или веслах тоже не обойдешь сразу. Пришлось бы круг метров в 250-3000 нарезать. А где гарантия что он тебя ждать будет. Вот и не стали мы его трогать. Полазили еще по протокам-ерикам, маленечко блуданули, но к Женьке всё-же выплыли. Зачалили его и до дому потопали. Топаем так себе тихонько. Пятерочка Тохацовская урчит себе не напрягаясь, всё-таки вниз по течению идем. И тут Толик вдруг как-то так неестественно затихает и моторчик предлагает заглушить. Мы ему типа ты чё, домой хотим, пива и покушать. А он за спину свою кажет и сам потихоньку кастмастер привязывает. Смотрим, а метрах в ста ниже, около затопленного то ли куста, то ли деревца небольшого хорошие такие спины жереховые выворачиваются. Нас течением к камышу прибило, заякорились. Толик делает первый заброс и… сразу тащит жерешка на килошник. У нас глаза на пол-восемь, мы тоже хотим. Я ставлю каст поменьше, крупного не было, бросаю и сразу потычка. Вываживаю тоже килошного. Толик бросает и тащит опять. Дядя Женя начинает судорожно подбирать приманку. Каста у нег нет, зато есть что-то подобное, с параллельно срезанными гранями. Бросает насколько хватает веса его блесёнки и возможности палочки и… тоже тащит жереха под кило. Бросаю я, и хорошая такая потычина, палка колесом (Хартленд ИКС 2,40 на 5-30) а рыба на дно. Толик орет. Это не жерех орет, сом наверное. Вываживал я его минут пять наверное, никак он подниматься не хотел. Так и шел до самой лодки по дну, с тормоза леску стаскивал. Ну да подсачили его наконец. Толик как увидал, погрустнел сразу как-то, про примерный вес чего то спрашивать начал. Дома то уже когда взвесили, то и причина проявилась грусти его. Он то до этого на 2,600 завалил, а по размеру мой примерно также смотрелся. Моего взвесили – 2,000 грамм как в аптеке, так что Толик былую радость и веселость быстро обрел. А мы, в итоге, за полчаса взяли на троих 9 хвостов. Толик пятерых, я трёх и дядя Женя одного, правда, первого в жизни спиннингового жереха. Вот такая охота получилась у нас перед отъездом.

На Раскатах народ не очень отловился. После сильного ветра и дождя вода почти вся в кофе стала. Рыба сместилась куда-то и клевать особо не желала. Привозили по несколько хвостов на нос, но уже не то, что в первую Раскатную вылазку всё-таки. Под конец опять Васька вернулся, взяли его в Низы. То есть в сами Раскаты уже не пошли. Но возле Каралата полазили очень даже продуктивно. Мужики наши Троллингом занялись, на джиг то не особо как-то клевало. Трубенков правда с ямы Жабу на 2,100 поднял. А так пусто на джиг было. Васька сделал мужикам замечание, что мол не спортивно это на веревочке за лодочкой приманку таскать. Дескать, руки есть и катушка опять же к палке приторочена. Вот бери и кидай по сторонам. Правда, когда увидел, что на эту несерьезную методу судак стал брать, он и свой спиннинг распустил. Да еще как распустил. Обтролил мужиков на голову, судак снял под двушник. Теперь вот думает продавать свой Тузик весельный и на катерок троллиногвый замахивается!

Ну, вот наверное и всё. Была еще обратная дорога, вопросы на Астраханском посту про осетрину и икрятину (а что это такое???). Был сон в дороге, несколько сытных перекусов. Наконец то Черный Хлеб в Тамбовской губернии. Лысые и пожухлые поля подмосковья. Река Ока с песчаными косами и последними 100-ми километрами перед домом. Домашние, уплетающие на ночь глядя свежую копчачину и балык под пивко. Первый домашний сон на мягкой теплой кровати. И не с Мормышкой в ногах, а с женами под боком! А потом фотографии, отмывание сапого, раскладка снастей по своим полочкам и шкафчикам.

Спасибо всем, кто был с нами вместе, кто чистил рыбу и варил супы. Спасибо тем, кто насквозь пропах костром и ольхой. Кто ежедневно трясся на моторке, лишь все смогли увидеть Раскаты. Спасибо тем, кто баловал нас рыбой Хе, и тем кто крутил котлеты. Мужики, просто спасибо вам всем за это Черная-Сафари. Оно удалось. Оно не могло не удаться, когда в Черный Корпус вошли такие люди!

 

Остается только приложить к сему отчету фотографии с подписями и комментариями и дать вам, уважаемые и досточтимые рыбачки прочитать. А ведь за этим не заржавеет, пральна!?

Если что упустил, прошу не корить, а свои воспоминания добавить, пока они еще не затвердели в головах Экспедиционеров, чему сам рад буду, да и другие с удовольствием и пользою прочитают.

 

ZANDERFISH PREDATOR DIV.
DAIWA FIELD TEST DEPT.
МОСКВА – БОЛЬШАЯ ЧЕРНАЯ – МОСКВА.
2011.10.20

Фотографии и комментарии к ним взяты с
photofile/default/do.php?sp=142879&sn=&id=4057588&np=#sm




Добавить комментарийКомментарии

very good. ЗЫ. А от вавана тебе привет. Он на пенсию вышел и в рыболовный бизнес подался.VAD (Ярославль)
30 декабря 2011 г.
ОТЛИЧНО !!!!!!!!!Граф (Тверь)
12 ноября 2011 г.
Сильно!!!И слоган чумовой,как- будто там тоже побывал miron69
22 октября 2011 г.

Добавить комментарийДобавить свой комментарий

 
nicefisher/katalog - Каталог рыболовных ресурсов
           
Сайт оптимизирован под Internet Explorer 5.0, 800x600
© Торговый дом "Мир Рыболова", 2011-2011